Дубинин И.К. Проблема культуры: на повестку дня сессии – кому вверяются “уши и души”

Брянскому камерному оркестру исполнилось 20 лет. С 1974 года он в штате филармонии. Его состав - 16 эн­тузиастов, основная работа которых в музыкальных школах и училище, ибо оркестр, к сожалению, не может обеспечить им сколько-нибудь приличный заработок. За это время дано свыше 700 концертов. Сыграно 40 программ. Оркестр по праву завоевал симпатии и уважение слушателей города и области. Но проблем у коллектива много. И главная – пробиться, наконец, к своему основ­ному слушателю - молодежи. Именно в этом заключа­лась идея создания оркестра: музыкальное просвещение. Ну, а просвещать надо с детства. Иначе можно поте­рять не одно поколение. В чем мы сейчас с горечью убеждаемся. Понадобилось 15 лет, чтобы лед медленно тронулся. Сколько мы обращались в средние, высшие учебные заведения... В ответ слыша­ли: вы опоздали, наши учащиеся любят легкую музы­ку. Или оркестр слишком дорого стоит, чтобы работать для учащихся.

Доводы о пользе раннего художественного воспита­ния, зачастую определяюще­го характер человекана всю жизнь, были гласом во­пиющего в пустыне. Даже ссылка на систему эстетиче­ского воспитания, разрабо­танную Н. К. Крупской в 1918 году и не нашедшую применения у нас в стране, воспринималась, как сказка про белого бычка. К слову сказать, в развитых капита­листических странах сразу уловили социально-эконо­мическую выгоду внедрения “системы” в народное обра­зование. Средств не жалели. Терпеливо, не одно поколе­ние, ждали результат. И дождались. Налицо невидан­ный скачок производитель­ности труда, качество этого труда. Секрет прост: искусство развивает интеллект, потому что само является продуктом высочайшего ин­теллекта. Мы непростительно проглядели в борьбе за духовность, борьбу за интеллект. В Японии в школь­ной программе музыке отводится шесть часов в неде­лю! Мы же безуспешно убеждаем иных директоров школ и училищ провести два концерта камерного ор­кестра в год. Да что два - один!

Так мы жили с протянутой рукой. Выступали в разных, порой необычных условиях: в горячих заводских цехах, длинных полутемных фаб­ричных коридорах, не отапли­ваемых сельских клубах и колониях особого режима, домах престарелых и моло­дежных общежитиях. Сог­ревало убеждение, что мы все же нужны людям. Кто читали отзывы из нашего альбома. “Огромное спаси­бо! Мы очень довольны, что такие специалисты пошли в народ, то есть просвещают рабочий класс на местах. Ждем у себя в любое вре­мя. По поручению коллек­тива Клинцовского ПАТП председатель месткома Е. Карпенко”.

Со временем все более чувствовался отрыв молоде­жи от музыкальной культу­ры, от классики. Дело дош­ло до того, что выход ор­кестра вызывал иногда смех в аудитории, которую не смущало откровенное проявление невежества.

Правда, находились и пытли­вые ребята, но их станови­лось все меньше... Учащий­ся Трубчевского политехни­кума Л. Зайцев записал в альбом: “Я много смотрел и слушал по телевидению камерную музыку и давно со­бирался сходить на концерт. Хотел сделать это в Москве, но первая возможность предоставилась в Трубчевске. Я лично люблю больше всего орган, хорошие произведе­ния Моцарта. Но и ваша му­зыка мне тоже понравилась. Я долго буду вспоминать этот первый в моей жизни концерт камерной музыки. Большое спасибо вам!.. Конечно, такие ребята исключение. Но за них нуж­но бороться. К ним подтяги­вать остальных. Чем больше их будет, тем вернее успех дела всей культуры. И в этом смысле большое огор­чение вызывает “нестыков­ка” наших ведомств об­разования и культуры. С такими мыслями при­шел я осенью прошлого года в обком партии. Благодаря поддержке обкома мы полу­чили возможность выступить перед директорами всех со­рока СПТУ области. Я пред­ставил восемь программ ка­мерного оркестра, истори­чески охватывающих музы­ку от 18 века до наших дней. Предложил варианты цик­лов. Никто из директоров не выступил против ( все единодушно и даже энергично высказались “за”. Но при­гласили для выступления с несколькими концертами... лишь пять училищ: Брянское СПТУ № 18. Навлинское № 8, Трубчевское 27, Комаричское № 35, Новозыбковское 40.

Скажу, что филармониче­ские концерты требуют внут­реннего настроя неболь­шого, но серьезного, И очень важный момент - присут­ствие на концерте директора. Фактор чуть ли всерешающий я только об организа­ционном смысле. Что не го­вори, а молодежь смотрит на воспитателей, руководст­во, как они относятся к этому самому оркестру. И как не вспомнить добрым словом директора Комаричского училища Александра Дмитриевича Сыромятнова. Он был на двух из трех кон­цертов цикла. Следил за наполнением зала, дисципли­ной. И не уходил сразу пос­ле начала концерта, дескать, есть дела поважнее, как делает большинство, а шел в зал. Садился не в первый ряд, а в гущу учащихся. Слушал солидно, вниматель­но. Реагировал эмоциональ­но. Почувствовалось дове­рие к нему, авторитет под­нимался в глазах окружаю­щих. Обращаясь к залу пос­ле концерта, директор по-отечески строго, но не обид­но говорил: “Наши учащие­ся ленятся учиться и рабо­тать. Спасибо, что вы их бу­дите своей музыкой”. Ока­зывается, и такой оборот мо­жет принять сам факт кон­церта. Будить людей музы­кой, не взбудораживать, не взвинчивать до животной экзальтации, а будить — это куда как серьезнее.

В Володарском районе я разговаривал с директорами школ. Повторилось то же, что и с директорами СПТУ. Пригласили нас три шко­лы. И как радостно было увидеть в океане ложного прагматизма еще один оазис культуры - среднюю шко­лу № 24. Вот пример отно­шения к музыке. Нет зала - не беда! И в коридоре можно провести встречу, ес­ли продумать, как уютнее.

Полукругом, расставить стулья для зрителей, где расположить оркестр для луч­шего обзора и акустики, от­куда ему выйти на вообра­жаемую сцену, в какое время провести концерт. Конечно, не обеденное, когда дети устали от занятий и хотят есть. Вечер распола­гает куда большими возмож­ностями посидеть, послу­шать. Можно привести маму или папу, бабушку, братика или сестренку. Все так и делается. Дети подтянуты, одеты празднично. В руках цветы, независимо от време­ни года. Атмосфера живая и радостная. Ни одного ску­чающего лица. Концерт не просто слушается, а сопере­живается. Беседовать и иг­рать в, такой обстановке од­но удовольствие. За всем этим стоят замечательные люди, умные и добрые пе­дагоги - директор школы Ирина Николаевна Андреева и ее помощница, организатор внеклассной работы Алла Дмитриевна Маторина. Спа­сибо им! Вот и ответ тем, кто в мягких креслах кабинетов сомневается, нужна или не нужна камерная музыка в школах. Серьезно относятся к проведению концертов камерного оркестра в средних школах № 15 и 49. Актово­го зала нет. Но есть любовь к музыке, а следовательно, к детям. На ремонт закры­лась 28-я школа Фокинского района, учащиеся и педаго­ги приехали послушать ка­мерный оркестр на Набе­режную, в зал “Дружба”. По отзывам ребят и препо­давателей, концерт поправил­ся. И захотелось помечтать о том времени, когда брянчане от мала до велика бу­дут приходить на концерты своих, а не только заезжих филармонических коллективов, проявляя не столь уж плохой “квасной” патрио­тизм, ибо сколько можно го­ворить о том, что в своем отечестве нет пророка”... А может быть, есть? Не так уж плох? Но мы о нем не забо­тимся, держим в узде и на голодном пайке. Вообще равнодушны к самому факту его существования. Не пони­маем того, что он нам нужен, детям нашим и внукам, что он так или иначе проливает свет на уровень нашего ин­теллекта, нашей культуры.

Кардинальным мне кажет­ся вопрос взращивания, ес­ли так можно выразиться, собственной художествен­ной культуры, а не импорта ее откуда-то. Классика скромна, не навязчива, не криклива, поэтому постоять за себя не может. Но есть и другая, с позволения ска­зать, музыка, сродни сорня­ку. Лезет из всех щелей. Ее встречаешь на вокзалах, в поездах. Дворцах культуры, на пляжах и в магазинах, на базаре, улице, стадионе как размалеванную девицу с сигаретой в зубах, которой скромность и стыд противо­показаны. Она заполняет вакуум, который образуется от нашего невежества и безразличия к действительно серьезному делу - му­зыке. Уши наших детей от­крыты. То, что громче, и попа­дает в них. Заглянем в Парк-музей имени А. К Толстого, из динамика на “всю катушку” истеричный голос “То ли это было, то ли нет, то ли нам приснилось”. Разве что в кошмарном сне, хочется добавить. Спускаемся к Набережной. Поравня­лись с рестораном “Дубрава” — и новая волна торже­ствующей пошлости летят навстречу. Наконец, фонтан на Набережной — и тут не легче. Крамольные мысли лезут в голову. Почему эфир от­дан на откуп музыкально безграмотным людям? Кому это на руку? Почему на произвол электриков, радистов и прочих, не имеющих ничего общего с искусством, вверяются “уши и души” сотен и тысяч отдыхающих людей? Почему в “загоне” великая музыка - народ­ная и классическая? Совер­шенно игнорируется легкая классическая музыка, луч­шие образцы джаза, массо­вой и лирической песни, дей­ствительно достойные эстрадные и роковые песни и композиции! Мы не против массовой культуры. Рожденный - да будет жить. Но навязчивая, упорная обработка, особенно молодых, не имеющих “иммунной защиты”, этого сорта музыкой так же не­безобидна, как массовая распродажа спиртного, как сексуальная распущенность. Не хватит ли жертв? Так пустите же наконец к детям музыку!

// Брянский рабочий.- 1989.- 16 сентября