Специфика развития экономики Гомельщины, Брянщины и Черниговщины в годы НЭПА

Рубан А.А. Специфика развития экономики Гомельщины, Брянщины и Черниговщины в годы нэпа / А.А. Рубан // Традыцыі духоўнай культуры Усходняга Палесся : праблемы вывучэння і захавання ў постчарнобыльскі час: зборнік навуковых артыкулаў. Вып. 2.- Гомель, 2009.- № 1\ 8124 окр.- С. 18 - 20.

 

Период 1920-х годов – особый в истории советского государства. В это время проходила борьба альтернативных путей развития страны: демократического, нэповского, основанного на экономическом и политическом плюрализме, с одной стороны, и полного подчинения государства власти большевистской партии, с другой. Конец периода завершился победой одной из альтернатив, которая получила название административно-командная система. Исследователи России, Украины и Беларуси в последние годы обратились к углубленному изучению хозяйственного механизма новой экономической политики, сферы трудовых отношений, рабочего активизма, повседневной жизни людей в 1920-е годы. Основополагающими документами, направленными на осуществление новой мимической политики являлись декреты СНК и постановления ВЦИК РСФСР за 1921 год[1, с. 244-248, 285-287]. Новая экономическая политика была попыткой выйти из того тупика, в котором оказалась страна в результате создания основ централизованно-плановой системы, базировавшейся на монопольном положении государственной ценности. Допущение ограниченного функционирования в ней элементов рыночной экономики не изменило её устоев. И.В. Сталин в апреле 1929 г. в речи «О правом уклоне в ВКП (б)» отметил, что нэп вовсе не означает полной свободы частной торговли, свободной игры цен на рынке. Нэп есть свобода частной торговли в известных пределах, в четных рамках, при обеспечении регулирующей роли государства на рынке [2, с. 156].

Переход к новой экономической политике в регионе Восточного Полесья был встречен неоднозначно. Несмотря на разъяснительную работу, многие не понимали сущности нэпа. VI партконференция Гомельской губернии (февраль 1921г.) категорически тмила линию на замену продразверстки продналогом, как шаг ослабевающий диктатуру пролетариата. Но большинство трудящихся одобрило её. Собрание работников коммунальных предприятий г. Гомеля 30 августа 1921 г. решило считать проводимую государством новую экономическую политику, идущую к восстановлению крупной промышленности и сельского хозяйства, победы над разрухой, правильной и выразило готовность в содействии её осуществления[3, с. 84].

Внутреннее положение страны, в том числе и регионе Восточного Полесья, характеризовалось глубоким экономическим кризисом. Он был обусловлен почти семилетними военными действиями, которые разрушили материально-техническую базу промышленности, ухудшили её кадровое обеспечение. Политика «военного коммунизма» в значительной мере привела к дезорганизации хозяйственных связей. Особенно в трудном состоянии находились предприятия крупной промышленности. Большинство из них было разрушено, а уцелевшие почти парализованы из-за недостатка топлива, сырья, оборудования. Общий объем промышленной продукции Гомельской губернии в 1920 г. сократился в сравнении с 1913 г. более чем в 7 раз и составил около 14 %. Не лучшим было положение в сельском хозяйстве губернии. К 1920 г. вся посевная площадь сократилась примерно на 30 % по сравнению с довоенным уровнем[4, с. 51]. Многолетняя война тяжело отразилась и на экономическом положении Брянщины. К концу гражданской войны продукция ведущих предприятий губернии составляла 12,5% того, что вырабатывалось в 1913 г. Большие трудности испытывало сельское хозяйство. Посевные площади к началу 1921. г. сократились на 60% [5, с. 90]. Большинство предприятий Чернигова, Нежина, Новгорода – Северского, Прилук были разрушены, а уцелевшие не работали из-за отсутствия топлива и сырья. Почти в 20 раз сократился выпуск продукции кустарных промыслов. В сельском хозяйстве незаинтересованность крестьян, обусловленная политикой «военного коммунизма», недостаточной обеспеченностью инвентарем, техникой привели к сокращению посевных площадей на 30-40%, почти в 2 раза снизилась урожайность[6, с. 60].

Катастрофическая засуха и неурожай 1921 г. обострили ситуацию с хлебом в важнейших зерновых районах – в Поволжье, на Северном Кавказе, на юге Украины. УССР собрала только 30% урожая по сравнению с 1916 г. Здесь резко возросло количество голодающих. Только в декабре 1921 – мае 1922 г. число голодающих по всем губерниям УССР составило 5,6 млн. человек, т.е. 25% населения республики. Несмотря на хлебный дефицит, с Украины заготовительными органами было вывезено 18 млн. пудов зерна и 15 млн. было отправлено на экспорт[7, с. 193 – 194]. Несмотря на большую нужду в продовольствии, трудящиеся Черниговской губернии к концу 1921 г. собрали в пользу голодающих Поволжья 1,5 млн. рублей денег и 185 783 пуда хлеба. Гомельская губерния отгрузила 256480 пудов продовольствия и 1208 225 рублей денег. Трудящиеся Брянской губернии послали голодающим с 21 августа 1921 г. по 20 июня 1922 г. 57 278 пудов зерна и 2 830 499 рублей деньгами. Благодаря взаимопомощи общими усилиями страна справилась с последствиями голода.

Поправить дела в промышленности было нелегко. Однако, несмотря на трудности, восстановление народного хозяйства Восточного Полесья осуществлялось довольно успешно. Уже в 1922 – 1923 гг. заработали многие новые предприятия, в том числе, Брянский лесопильный завод №2, Дубровская шпагатная фабрика, вторая печь Дятьковской хрустальной фабрики. На новое строительство, приобретение оборудования и ремонтные работы в 1927 г. было израсходовано около 13 млн. рублей. Почти половина этих средств были вложены в машиностроение. К 1928 г. объем промышленного производства на Брянщине составил 108,8% по сравнению с довоенным уровнем [5, с. 94]. В 1922 – 1924 гг. в Гомеле были построены обувная фабрика «Труд» и хлебокомбинат. Началось строительство механизированной спичечной фабрики «Днепр» в Речице, полиграфического предприятия «Полеспечать» в Гомеле, был реконструирован лесозавод «Пролетарий» в Мозыре и завод «Красный химик» в Новобелице[3, с. 5]. Постепенно вводились в строй предприятия деревообрабатывающей, строительной, сахарной и других отраслей народного хозяйства Черниговщины. К концу восстановительного периода промышленность губернии в основном достигла уровня 1913 г. Здесь действовало 71 промышленное предприятие, где было занято 6 977 рабочих. Дальнейшее экономическое развитие способствовало вводу в действие в 1926 – 1929 гг. железнодорожных линий – Прилуки – Нежин, Чернигов – Гомель.

Острой проблемой, которая непосредственно влияла на положение промышленности и транспорта Восточно-Полесского региона в начале 1920-х годов, было тяжелое материальное положение рабочего класса. В результате этого производительность достигали 10 – 30 % довоенной, низкой была трудовая дисциплина. Напредприятиях Восточно-Полесского региона прогулы были характерны для половины работающих. Низкая реальная заработная плата, задержки в ее выплате вызывали неудовлетворение, а часто и забастовки, пик которых пришелся на 1921 – 1924 гг. Например, из-за тяжелого материального положения 14 января 1921 г. бастовали рабочие Добрушской бумажной фабрики. Ответом властей на проведенную здесь же 16 сентября 1921 г. однодневную забастовку явился арест 6 её организаторов. Сильные волнения рабочих в апреле – мае 1922 г. из-за несвоевременной выдачи зарплаты и пайка имели место в Главных гомельских железнодорожных мастерских. Они закончились только в 1922 г., когда в ходе сокращения коллектива были уволены их организаторы, Вследствие разрухи и голода некоторые рабочие Черниговщины и Брянщины оставляли предприятия, начали заниматься кустарничеством или уходили в села. Понимая южность ситуации, советское руководство пошло на некоторые уступки рабочим. В 1924 – 1925 гг. была повышена заработная плата, что частично сняло социальную напряженность.

Реализация нэпа в Восточно-Полесском регионе в сельском хозяйстве происходила противоречиво. Отказ власти от практики реквизиций во время хлебозаготовок и свобода торговли способствовали росту заинтересованности крестьян в эффективном ведении собственного хозяйства. С переходом к нэпу начали возрождаться кооперативы, в которых большевики видели оптимальную форму привлечения крестьян к социалистическому строительству. К концу восстановительного периода в Гомельской губернии насчитывалось 282 кооперативных объединения с общим числом членов около 39 тыс. человек, на Брянщине было 109 коллективных хозяйств, в Черниговской губернии потребительской кооперацией было охвачено 12,1 %, сельскохозяйственной – 9,6 % крестьянских хозяйств. Таким образом, новая экономическая политика определялась в сочетании двух противоречивых тенденций: она допускала частную собственность и частное предпринимательство, и ограничивало его, поддерживала кооперацию и лишала его демократических основ.

  1. Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Сб. док. За 50 лет. Т. 1. 1917-1928. – М., 1967. – 357 с.
  2. Сталин, И. О правом уклоне в ВКП(б) / И.О. Сталин // Вопросы ленинизма, 1952. – С. 251.
  3. Нарысы гісторыі Беларусі. У 2-х частках. Ч.2. – Мн.: Беларусь, 1995. – 560 с.
  4. Гомельская область. – Мн.: Беларусь, 1988. – 175 с.
  5. Брянщина, век XX. – Брянск, ЗАО, изд. –во Читай город, 2003. – 288 с.
  6. История городов и сел УССР. Черниговская область. Главная редакция советской энциклопедии. – Киев, 1983. – 814 с.
  7. Кульчицький, С. Комунізм в Украіні: перше десятиріччя (1919-1928) / С. Кульчицький. – Киів: Основа, 1996. – 396 с.