Машин Вячеслав Александрович

(18.02.1945 - 25.08.2019)

Машин В.АРодился в п. Навля, Брянская область. Член Союза художников России.

1971 г. – окончил художественно - графический факультет Смоленского педагогического института,

До 1981 г. - старший художник художественно-производственной мастерской (г. Онеги, Архангельская обл.)

1981-1991 гг.- главный художник строительной организации «Главбрянскстрой»

С 1991 г. – художник Брянских художественных производственных мастерских при Брянском отделении Союза художников России.

1998 г. - член Союза художников России.

1995 г. - групповая выставка, (г. Брянск), персональная выставка, (г. Брянск)

1997 г. - 8-я выставка центральных областей России, (г. Москва), Международная групповая выставка, (Германия)

1997 г. - Диплом Секретариата правления Союза художников России за успешное участие в 8-ой выставке центральных областей.

1998 г. - Международная групповая выставка, (Германия)

1999 г. - Диплом Международной немецкой организации «Артибус» за участие в благотворительных выставках в Германии.

1999 г. - Всероссийская выставка «Россия - 99», (г. Москва), групповая выставка «Брянск - Эммертхаль», (г. Брянск), персональная выставка

2000 г. - Международная групповая выставка, (Германия)

2001 г. – Почетная грамота мерии г. Брянска за вклад в развитие современного искусства.

2002 г. - групповая выставка, г. Тула

2002 г. – Диплом Городского Совета г. Брянска за участие в конкурсе «Наш Брянск – вчера, сегодня, завтра».

2002 г. – Награжден нагрудным знаком Министерства культуры РФ «За достижения в культуре»

2003 г. - Награжден медалью «В память 200-летия со дня рож­дения Ф.И. Тютчева».

О таких художниках, как Вячеслав Машин, писать и трудно, и инте­ресно, слишком много изобразительно-художественных тенденций и устремлений, а часто и откровенного экспериментаторства воплотилось в их творчествами. Наверное, следует начать с того, что Машин — автор универсального плана. Он обращается не только ко многим видам изобразительного искусства, но в их пределах работает в разных жанрах и с различными техниками. Это живопись и оригиналь­ная графика, скульпту­ра (круглая и рельеф), декоративно-приклад­ное искусство (резьба по дереву, батик, рос­пись по тканям, комп­лексное оформление интерьеров) и даже мо­нументальное (витраж).

Одна из черт, харак­терных для автора: вни­мательное отношение к синтезу, что особенно ярко проявляется в работе над композици­ями интерьерных про­странств, где наряду с декором стен в единой стилистике решаются и утилитарные предметы, заполняющие эти инте­рьеры: люстры, све­тильники, мебель, укра­шения на столешни­цах... И таких произве­дений в его творческом активе насчитывается несколько десятков.

В небольшой вступи­тельной статье невозможно коснуться всех сторон его творческой деятельности или хотя бы вкратце проследить его становление, как художника, для этого потребовалось бы за­нять текстом весь аль­бом. Поэтому остано­вимся только на после­дних работах.

В период, предше­ствующий выставке, у Машина заметно все возрастающее внима­ние к графике (хотя дру­гими видами искусства он никогда не прекра­щал заниматься). Да, на­верное, и его графику трудно назвать графи­кой в ее традиционном понимании. Он экспери­ментирует и часто вво­дит в графические лис­ты живописные матери­алы и приемы.

Художник точно уме­ет передать приметы жизни, ее характерные особенности. В конце 90-х годов, теперь уже прошлого века, он не­однократно посещает Германию и результатом этих поездок становит­ся цикл архитектурных пейзажей «По Герма­нии». В листе «Улица в городе Бамбек» (1998) «проглядывает» немец­кая пунктуальность, хо­лодноватая ухоженность тротуаров и аккуратно подстриженного кустар­ника, окаймляющего их, остроконечные, почти готические формы крыш добропорядочных бюр­герских домов и краси­вых, но одинаково-схо­жих мансард; в «Кель­нском соборе» (2000) историзм культового сооружения передается дробным мазком, кото­рый словно создает виб­рацию воздуха и време­ни, быстротечного и веч­ного.

В жанровых компози­циях и портретах все более усиливается философичность содержания, пристальное внимание к внутренней жизни героев, их душев­ному состоянию. Трип­тих «Было время» (2002) из цикла «Фото­графия на память» отме­чен ностальгической нотой и личными воспо­минаниями. «Позируют» персонажи, «позирует» время... Но за внешней статикой композиции ощущается одиночество, брошенность и ожида­ние,... ожидание неизвестно чего. В левой части дед в телогрейке и внук — они словно находятся в безмолв­ном вакууме, а рядом шумит демонстрация, над которой покачива­ются портреты вождей; в правой — одинокий мальчик в уже почти за­бытой нами школьной форме в окружении ко­шек и собак, а вокруг точно «бегут», сменяя друг друга, времена года. В центральной ча­сти триптиха дряхлая старуха среди выцвет­ших фотографий и не­хитрых ветхих, как и она сама, предметов до­машнего обихода... Пе­ред нами закрытый мир человеческих душ, от­крытый для нас художни­ком. И поневоле вспоми­наются поэтические стро­ки В. Динабургского:

Кисть точно
ловит мысли,
Легки, крылаты
нервные мазки.
Цветные капли
совести повисли.
Холст дышит
правдою тоски.

Углубленным психо­логизмом образов от­личаются его портреты последнего времени, как групповые, так и оди­ночные. Заметим, что бо­лее выразительными у Машина получаются изображения хорошо знакомых ему людей и, более того, близких по духу. Выделяется серия портретов, посвященная художникам: «Здравствуй­те, коллеги» (2002), «Ху­дожники и модель» (2002), «Вернисаж» (2003)и др. Композиции как бы разбиты на зоны, для каждого персонажа своя. Каждый занят собой и «находится» в себе, но психологическая разра­ботка от этого не страда­ет, а, наоборот, выигры­вает. Неоднозначно ре­шен портрет скульптора Н.Козловой (2003), где натруженные руки жен­щины-скульптора, задумчивость в лице, отмеченным печатью нелегко судьбы, сочетаются с мягким весенним мотивом природы за окном. Как можно совместить все это? Художник сопоставляет, кажется, несопоставимые вещи... Оказывается можно. И образ получает не просто драматическое, но трагическое прочтение.

А вот другой пример. Несколько пейзажей, созданных почти в одно время. Композиции «Утром» (2004) и «В тумане» (2004) сдела­ны точечным письмом, но это не пуантилизм в его классическом выражении, скорее де­коративный подход к изобразительному «построению». Цвет «плывет», почти скрывая натурные контуры, зас­тавляя додумывать и ро­мантизировать «неувиденное». «Халькинская заводь» (2002) выписана реалистично, цвет стано­вится самодовлеющим, а сама работа подчеркну­то картинной, в лучшем смысле этого слова. В «Алтуховском ските» (2004) размытость цве­товых и тоновых отноше­ний привносит атмосфе­ру таинственности, почти сказочной реальности. Пейзажей много, но в каждом своя, сугубо индивидуальная изобразительно-художественная манера исполнения, что говорит о творческой подвижности автора.

У Вячеслава Машина свое видение окружающего, свой взгляд на, казалось бы, самые прозаические сюжет­ные коллизии и, что немаловажно, само­бытная техника испол­нения. Все это делает его работы притяга­тельными для зрителя, как любителя, так и профессионала.

В.Рысюков, искусствовед, член Союза художников России.

ЛИТЕРАТУРА

  • Вячеслав Машин: Графика. Живопись. Декоративно-прикладное искусство [изоматериал]: Буклет / Сост. В. Рысюков - Брянск , [2005]

 

Из цикла Мы. Триптих Река детства